«Ползала бочком и не умела улыбаться»: нянечка безрукой американки рассказала о ее тяжелом российском детстве

Общество
До удочерения американка носила фамилию Аблязимова. Фото: соцсети

До удочерения американка носила фамилию Аблязимова. Фото: соцсети

Американка Инга Петри прославилась в Сети — о безрукой девушке, которая научилась все делать только ногами и даже играть на виолончели, писали многие мировые СМИ. Сама Инга ведет блог в социальных сетях — показывает свою жизнь без рук. Недавно девушка разоткровенничалась и призналась, что она приемная. Родная мать бросила ее в роддоме, а в возрасте 2,5 года девочку увезли из России. КП-Новосибирск нашла сотрудников Дома ребенка, которые помнят эту особенную малышку. Одна из воспитателей рассказала, как учила Ингу быть самостоятельной, убеждала всех, что девочка — умница, и пыталась найти ей приемных родителей. Также мы узнали настоящую фамилию девушки и вышли на предполагаемого отца.

ДЕРЖАЛИ В ОТДЕЛЬНОМ БОКСЕ

Инга Петри родилась в 2000 году в Новосибирске со страшным диагнозом «аплазия верхних конечностей». У малышки еще на стадии маминой беременности не сформировались ручки. Для женщины это был самый ужасный момент в жизни — когда на ее грудь после родов положили крошечный комочек, похожий на полешко. Мама обняла свою девочку, понимая, что та никогда в жизни не сможет обнять ее в ответ.

Глотая слезы, женщина решила отказаться от новорожденной. Так необычная малышка попала в специализированный Дом ребенка № 1. В этом казенном учреждении девочку без рук считали самым тяжелым случаем. Здесь Инга провела 2,5 года, которые трудно назвать счастливыми. Но крошке повезло дважды — сначала на ее пути встретилась неравнодушная медсестра, а потом — американцы Дэниэл и Дженнифер Петри.

Худенькая Инга Аблязимова стала нормальным ребенком в приемной семье Петри

Худенькая Инга Аблязимова стала нормальным ребенком в приемной семье Петри

— Когда я увидела статью в «Комсомолке», сразу вспомнила Ингу. Эту девочку и ее глубокие глаза никогда не забудешь. Ей было около двух лет, когда я начала работать в Доме ребенка воспитателем. Тогда за год у нас было по 200 малышей, в том числе и с инвалидностью, и все поголовно отказники. Инга лежала одна в отдельном боксе, и у меня сердце каждый раз щемило — почему ребенка не переводят в группу, не социализируют. Она же была нормальная по интеллектуальному развитию, у нее сохранный мозг. Только ручек нет. Я поговорила с неврологом, спросила, почему ребенок не развивается? Врач ответил: «Я не вижу в ней перспективы». Но я видела, — рассказала КП-Новосибирск Лариса, воспитатель Дома ребенка № 1.

На фото - воспитательница Лариса: она помогала Инге и другим детям. Фото: личный архив.
Читать  Роскосмос опроверг сообщение об отказе NASA покупать место на «Союзе»

На фото — воспитательница Лариса: она помогала Инге и другим детям. Фото: личный архив.

ИЗ ИЗОЛЯЦИИ В ЭМИГРАЦИЮ

Лариса тогда работала в сенсорной комнате для малышей и помогала девочке. Когда Ингу, наконец, перевели в инвалидную группу — она стала белой вороной среди детей. Девочка не привыкла к ласке, не привыкла улыбаться — сказывалось то, что она больше года провела взаперти. Ноги у нее были очень слабенькие, и воспитатели решили, что их надо развивать, быстрее учить малышку ходить, чтобы она стала активной.

— Девочка была очень худенькая, буквально тоненькая, плохо развитая физически. Она очень долго пролежала в боксе. Про нее почти забыли. К двум годам она даже не научилась говорить, едва могла стоять, мы помогали ей делать первые шаги. Раньше Инга передвигалась ползком, на боку. Мы научили девочку хватать ногами игрушки, расческу, зубную щетку и другие предметы, — вспоминает Лариса.

Инга в ответ на внимание доброй воспитательницы стала демонстрировать успехи в обучении. Ножки крепли, и девочка даже научилась чистить ими зубки и расчесываться.

Раньше в Доме ребенка №1 за год усыновляли по 200 детей, практически все- отказники. Фото:предоставлено героем публикации

Раньше в Доме ребенка №1 за год усыновляли по 200 детей, практически все- отказники. Фото:предоставлено героем публикации

Однажды в Дом ребенка приехала Ирина — русская эмигрантка, которая работала переводчиком в международной программе по усыновлению детей. Лариса сразу решила, что для Инги это единственный шанс найти семью. Лариса, и сама влюбленная в свою подопечную, смогла убедить переводчицу, что Инга почти здорова — девочка-умничка, но из-за физического недостатка приемные родители боятся на нее смотреть…

— Отсутствие рук — это не приговор, такие дети учатся все делать ногами, вырастают и идут работать, например, швеями. Ирина уже помогла усыновить нескольких детей-отказников и стала целенаправленно искать семью, где Инга могла бы развиваться. Куратор нашла чету музыкантов в США, они приехали и забрали Ингу сначала в Испанию, потом в Америку. Потом куратор прислала письмо, что с девочкой все хорошо. Я и по фото теперь вижу — здоровый, упитанный ребенок. Инга выросла счастливой. Очень рада за нее, — со слезами на глазах говорит няня Лариса. И передает Инге привет через «Комсомолку».

Читать  Актриса Рената Литвинова заболела COVID-19

РОДНАЯ МАТЬ НАВЕЩАЛА, НО НЕ ЗАБРАЛА

И все-таки кто родная мама Инги? Как выяснили журналисты КП-Новосибирск, женщина сомневалась в своем ужасном поступке. Однажды навестила ребенка в интернате. Пришла посмотреть на свою девочку только один раз в первый год ее жизни. Сотрудники Дома ребенка запомнили, что это была взрослая, благополучная дама лет 30. Видно было, что мать мучается из-за принятого решения, но забрать малышку не может.

— Архивы Дома ребенка № 1 очень велики, но найти среди них дело Инги сложно, его выдадут только по официальному запросу от самой девочки. Мы помним только, что женщина, когда приходила, рассказала, что перед родами ей приснился плохой сон — что родила что-то непонятное. Женщина пошла на УЗИ, но процедура никаких отклонений не показала. А потом на свет появился ребенок с аплазией, — поделились с КП-Новосибирск сотрудники учреждения.

Фамилия девочки, под которой она числилась в Доме ребенка, — Аблязимова. Возможно, этот факт поможет русской американке все-таки найти кровных родителей. Мы тоже попытались. Жительница Волгограда Мадлена Хорина предположила, что отца Инги могли звать Назим.

— Мой зять Алим предположил, что, может быть, его двоюродный брат Назим Аблязимов имел сожительницу в Новосибирске. Может, это от них идет, не знаю. Они тоже не общаются и не знают, где кто находится, — написала КП-Новосибирск Мадлена.

Но это не точно. У нас несколько миллионов читателей, и мы обращаемся к вам.

Редакция КП-Новосибирск ищет родственников Инги Петри (Аблязимовой), которые проживали в 2000 году в Новосибирске. Если вы что-то знаете о Назиме Аблязимове или других представителях фамилии Аблязимовых в Новосибирске, обязательно позвоните или напишите нам на WhatsApp в редакцию по номеру +7-923-145-11-03.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Девушка-виолончель: родившаяся без рук американка рассказала о биологической матери из России

Девочку-инвалида удочерили из Новосибирска 18 лет назад. Она с благодарностью отзывается о новой семье и рассказывает о том, чего смогла добиться в своем блоге (подробнее).

Читать  Суд решил судьбу сторонников Навального, распространявших в Москве COVID-19

К ЧИТАТЕЛЯМ

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Редакция: (383) 289-91-00

Viber/WhatsApp: 8-923-145-11-03

Почта: [email protected]

Источник: https://www.kp.ru/daily/217171/4274872/

Оцените статью
Новости на Optimus News
Добавить комментарий