Кто стремится в новую Госдуму и каковы шансы новичков

Политика


В выборах решили участвовать 15 из 34 партий, имеющих регистрацию. И на политическое поле вышли новые игроки

Фото: Иван МАКЕЕВ

В круглом столе «Выдвижение. Итоги для партийной системы», который в четверг, 15 июля, прошёл в Международном мультимедийном пресс-центре «Россия сегодня», участвовали руководители Центрального аппарата партии «Справедливая Россия — За правду» Дмитрий Гусев и Экспертного совета Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) Глеб Кузнецов, директора Центра политического анализа и социальных исследований Павел Данилин и Института новейших государств Алексей Мартынов, председатель правления Центра политических технологий Борис Макаренко.

Вела обсуждение глава Департамента стратегических исследований и прогнозирования ЭИСИ Екатерина Соколова.

По завершении периода формирования партсписков кандидатов в депутаты Госдумы сложилась такая картина: в выборах решили участвовать 15 из 34 партий, имеющих регистрацию. И на политическое поле вышли новые игроки.

СИСТЕМЕ 28 ЛЕТ

О новейшей истории российской многопартийности высказался Павел Данилин:

— Наша партийная система не такая уж старая. Отсчет идет с 1993-го. До того выборы были «персональными». Люди голосовали не за партийное название, а за бренд. Голосуй за Ельцина, а не за «Выбор России». Или голосуй за Жириновского, а не за ЛДПР. В декабре 1993-го была большая конкуренция. 120 организаций могли участвовать. Для Ельцина была важно, чтобы ни одна партия не стала доминирующей. Он был доволен даже, что «его» ДВР не подавила всех остальных. Но при том ослабил позиции ЛДПР и «Яблока».

43 избирательных объединения участвовали в 1996-м. В том числе экзотические вроде Партии любителей пива или Партии Джуны. Патриоты и коммунисты шли несколькими блоками. Результат для Ельцина оказался ошеломляющим. Крупные «фамильные» бренды Зюганова, Явлинского, Жириновского, Черномырдина — они не стали элементом консолидации избирателя.

В 1999-м шла борьба шла за наследство после ухода Ельцина. Было две коалиция «Отечество вся Россия» и «Единство», и рядом «плавали» фамильные бренды. И мы увидели, что можно формировать политические силы даже не располагая персональными брендами . Был взят курс на малопартийность и повышение уровня представительности. К 2011-му году подошли с 7 партиями. Слабая конкурентность, в том числе, вызвала отторжение в обществе и протесты 2011-го.

Читать  Зайцев призвал закрыть границы и вернуть россиян из турецких городов

Сейчас из 32 партий, имеющих право участвовать в избирательной компании, только 14 партий документы ( в 2016-м партий было 70 зарегистрированных!) И чем меньше становится партий сейчас — тем выше конкуренция между существующими. За место «второй партии» идет борьба, за место главной оппозиционной, за место пятой, которая пройдет в Госдуму. За нишевого избирателя идет жесточайшая конкуренция. Главное чтобы конкуренция эта была за понятные цели.

«АКТУАЛЬНАЯ ПОВЕСТКА»

О том, в чем партии конкурировали раньше и в чем — сегодня, говорил Дмитрий Гусев:

— Я был разделил историю партийной конкуренции в России на два этапа. В 90-е годы конкурировали идеи и платформы. И было понятно, где левые, где правые, где центристы. Сейчас партии конкурируют за текущую актуальную повестку. Показательно, что после 2014-го все партии стали патриотическими, все отстаивают интересы страны. Разница между ними в том, как именно они реагируют на вызовы текущего момента. В этом и есть отличия между 4 «парламентскими партиями» . Всем они понимают, что мы в очень сложной ситуации внешнего политического давления и непростой внутренней экономической ситуации. Под давлением людям жить и выживать в одиночку тяжело. Значит — расчет на государство. При том единороссы ударились в добровольчество, в помощь конкретным людям. ЛДПР реагирует на вызовы яркими публичными заявлениями. Коммунисты стараются быть самыми яркими критиками действий властей, причем иногда вопреки здравому смыслу, если речь идет о мерах по борьбе с коронавирусом. И лишь партия «Справедливая Россия-За правду» отстаивает интересы людей по конкретной повестке. Да, мы настаиваем на воплощении идее о справедливом распределении доходов — мы должны деньги людям раздавать. Мы против принудительной вакцинации: наш лозунг — вакцинировать нужно, а увольнять нельзя. Надо привлекать больше женщин к реальному управлению — у нас доля женщин выше чем в других партиях. Екатерина Гордон, Марина Ким, Елена Драпеко, Галина Хованская, Яна Лантратова.

БОЛЬШЕ РАЗНООБРАЗИЯ

О том, какого разнообразия желают участники выборов, рассуждал Алексей Мартынов:

Читать  Евросоюз поддержал присоединение семи стран к санкциям против Белоруссии

— Ну вот на недавних выборах в Молдове 4 блока шли в парламент. Они представляли весь спектр электоральных устремлений? О чем говорит весь опыт постсоветского пространства за редким исключением? Мы, воспитанные большой советской страной, все время что-то строим, а получается КПСС, как говаривал наш златоуст Виктор Черномырдин. И вся эта наша многопартийность — это, по большому счету, отражение одного и того же на гранях алмаза, которым является наше общество.

Большая часть партий участвует в выборах, чтобы о себе избирателю напомнить и постараться это капитализировать. У нас же этапы были от полной вольницы до более жестких рамок, до регламентация. Что сегодня видим? Что 14 партий участвует. А сколько будут представлены в Госдуме — думаю 5, максимум 6 партий. С учетом одномандатников. И это — оптимальная для нашего общества картина. Надо учитывать моменты, которые связанны с основными игроками, так или иначе связаны с конкретными лицами. Для нашей политической культуры это очень важно. Если ЕР — это партия Путина, то голосуют за Путина, а не за ЕР. А потом и такой вариант возникает: я не против Путина, но я не готов голосовать за ЕР. То же самое можно сказать и про три остальные парламентские партии. И довольно много людей, которые реагируют именно так.

Но то, что сейчас есть и разнообразие, и более высокая конкуренция — это привлекает больше граждан на выборы.

КТО В ВЫСШУЮ ЛИГУ?

О шансах на пополнение парламента партиями-новичками говорил Борис Макаренко:

— Никому не интересно, сколько в стране партий. Интересно сколько заручатся реальной поддержкой избирателей. После2011-го года, за 10 лет ни одна «новая» партия не сделала весомой заявки на попадание в «высшую лигу». Европейская тенденция разития партийных систем — чуть более многопартийная, появлениеновых интересов. У нас такого нет. Эффективное число партий снизилось — что естественно при таком доминировании ЕР. Но после этих выборов показатель конкурентности должен немного улучшиться. У ряда партий видится побольше шансов приблизиться к топу. Что главное в повестке? Это запрос государству: государство помогли, государство дай! Но этот запрос разные партии формулируют разным языком. Разочарование — у справедливороссов, рассерженность у — КПРФ, лояльность у ЕР. Внутри этого запроса и развернется основная конкуренция, Что происходит вне этого запроса? Либералы сейчас в отчаянном положении. Но там появился новый игрок. Это «Новые люди» —они говорят на правильно выбранном языке.

Читать  Экс-депутат Рады назвала всех служащих в ВСУ преступниками

При том ни избиратель не понимает, какая из партий-новичков — настоящая, ни сами партии не понимают, что 5 процентов набрать очень и очень трудно. Мы этот период дважды проходили. И сейчас из 30 партий половина только на бумаге существуют. Шансов на успех мало, из 14 партий 4 думские «воспроизведутся» точно. И есть шанс у партий, у которых «свой», нишевый избиратель — это Партия пенсионеров и «Новые люди».

ЗЕЛЕНЫЕ ИДУТ?

Глеб Кузнецов считает, что на подходе новые левые и экологи:

— Не так важно количество партий, участвующих в гонке и даже не их названия ( во многих странах на каждые выборы выходит набор новых квази-партий). Партии — это представители интересов, которые борются за власть, чтобы иметь возможность в политике реализовать свои интересы. А вместе бороться за интересы удобнее. Интересы, которые представлены в нынешнем партийном политическом раскладе — все, какие только можно представить для российского общества. Есть набор «старых партий» — не только парламентская четверка, но и «Яблоко». Но они ведут себя как старая партия с большим электоратом, однако не присутствуют во власти нигде. Видим набор партий, представляющие интересы определенных групп — как Партия пенсионеров. И третий блок — новые идеологические партии. Много левых проектов. Это характеризует современное развитие политической системы. И две экологические партии. Вообще зеленые — остромодная повестка. Под их влиянием формируется новое экономическое и политическое лицо мира. Хорошо бы, чтобы появилась партия, которая сможет разговаривать со своими коллегами в Европарламенте и с демократами в США. Присутствие в парламенте зеленой партии вообще обогатило бы Госдуму по возможностям международного представительства России.



Источник

Оцените статью
Новости на Optimus News