глава FIAS о признании самбо МОК, отношении к MMA и перспективах Емельяненко — РТ на русском

В России


Самбо как вид спорта сделало большой шаг к включению в олимпийскую программу, получив постоянное признание МОК, однако останавливаться на достигнутом не стоит. Об этом в интервью RT заявил глава Международной федерации самбо (FIAS) Василий Шестаков. Он считает, что одно из главных преимуществ перед остальными единоборствами заключается в том, что правила самбо просты и понятны. Функционер также объяснил, почему не считает MMA видом спорта, высказался об увеличении количества профильных турниров и будущем Кубка президента FIAS, а также признался, что пока не предлагал Фёдору Емельяненко пост в руководстве организации.

— Как самбо справляется с пандемией коронавируса?

— Жизнь-то продолжается, ничего не заканчивается. Спортсмены хотят выступать и проявлять себя. Спорт — это недолговечный процесс, через какое-то время они уже не смогут показывать результаты, это нужно делать здесь и сейчас. Поэтому мы стараемся проводить соревнования, но с какими-то определёнными ограничениями, с ПЦР-тестами перед взвешиванием, без зрителей и с социальной дистанцией. Желательно, чтобы у большинства были прививки, хотя это не наша задача контролировать их. Слава богу, пока у нас не было случаев массовых заболеваний на соревнованиях, да и единичных тоже. В частности, мы провели чемпионат мира в Сербии: приехало всего 35 сборных, потому что многие страны просто не выпустили своих спортсменов. Но турнир прошёл на высоком уровне, хорошо освещался прессой, суммарная аудитория составила 20 млн человек. Главное, что не было ни одного заболевшего.

— Когда стоит ждать самбо в программе Олимпийских игр?

— Самбо сделало очень большой шаг к попаданию в олимпийскую программу, без этого шага о каких-то перспективах говорить было невозможно. Мы сначала получили временное признание, потом постоянное. К сожалению, в связи с пандемией я не присутствовал при этом, мы участвовали в онлайн-режиме. После того, как самбо было признано Международным олимпийским комитетом, Томас Бах поздравил нас с этим событием.

Также по теме


Из бокса в политику: Пакьяо проиграл Угасу после двухлетнего перерыва и допустил выдвижение на пост президента Филиппин

Мэнни Пакьяо проиграл Йорденису Угасу в своём первом поединке за последние два года. 42-летний филиппинец уступил кубинцу единогласным…

Также мы большинством голосов были приняты во Всемирные игры. Там мы уже будем участвовать в соревнованиях. Мы получили такой мощный инструмент, как признание МОК, без которого вообще невозможно было бы разговаривать об Олимпийских играх. Теперь вместе со спортивным департаментом МОК, с Олимпийским комитетом России, с общественностью самбо мы будем выстраивать дорожную карту.

Конечно, учитывая тот факт, что программа Игр в Париже уже закрыта, нам придётся работать над следующими Олимпийскими играми в Лос-Анджелесе. Все нам говорят, что это невозможно, но те же самые речи звучали и о признании МОК, причём это были самые высокие спортивные чиновники. Когда человек хочет что-то делать, то он работает, а если не хочет, то всегда сваливает всё на политику.

Читать  Учёные назвали симптомы одного из самых агрессивных видов рака — РТ на русском

Дальше загадывать не будем, но надеемся, что рано или поздно самбо станет олимпийским видом, потому что на сегодняшний день это один из самых интересных, динамичных и технически оснащённых видов спорта. Это говорим не только мы, но и спортивные журналисты, которые впервые освещали самбо на Европейских играх в 2015 году. Уже тогда те, кто впервые столкнулся с самбо, признавались, что вид спорта им нравится больше, чем другие виды единоборств.

— Не опасаетесь ли вы, что МОК может поступить с самбо так же как с каратэ: сначала ввести вид спорта в свою программу, а затем тут же исключить его?

— В жизни возможно всякое, мы должны философски ко всему относиться. Могут включить, могут выключить, как это уже было на Азиатских играх. Но всё равно останавливаться не надо, надо идти вперёд и добиваться того, чтобы самбо стало постоянным участником Олимпийских игр. Правильно было отмечено, что зрители голосуют посещением спортивных залов. Если им непонятны соревнования, непонятны схватки, как в каратэ, где ты можешь упасть, но оказаться победителем, то люди не пойдут. В самбо такого не бывает.

Мы стараемся, чтобы правила были понятны и доступны зрителю. В пляжном самбо вообще сделали их похожими на те, что в сумо. Мы не ожидали, что рядовой чемпионат мира в урезанном составе соберёт такую аудиторию. Это говорит о том, что самбо интересно смотреть. Помогает ещё то, что наши великие спортсмены Фёдор Емельяненко, Хабиб Нурмагомедов, Сергей Харитонов занимались самбо и потом использовали его в ММА. У людей сразу возникает интерес. На одни из наших соревнований приехали представители Кюрасао, и они рассказали, что узнали о самбо благодаря Емельяненко.

Международные федерации не могут договориться между собой, тянут одеяло на себя. У тхэквондо ведь такая же проблема была, но его представители смогли донести до МОК, что их вид спорта должен присутствовать, и их сохранили. Схожие проблемы были и в классической борьбе, потому что она не столь зрелищная, но они меняют правила. Если бы мы были зимним видом спорта, то нас бы на руках носили, а так приходится сталкиваться с огромной конкуренцией.

Мы идём своим путём. У нас есть мужское и женское самбо, боевое, пляжное. Последнее стало очень популярно во всём мире, потому что оно очень демократичное, для него только верёвка на песке нужна. Африка, Латинская Америка, Прибалтика активно интересуются им. В следующие выходные у нас пройдёт первый чемпионат мира на Кипре. Пока стран мало приезжает, но дорогу осилит идущий.

Читать  На месте комбината на Байкале могут построить курорт за 60 млрд руб.

— МОК не хочет включать ММА в программу из-за его жестокости. Не думаете ли вы, что у самбо в этом плане есть преимущество?

— У нас есть боевое самбо и мы отчётливо понимаем, что оно является красной тряпкой для МОК. Но мы соблюдаем все требования по гендерному равенству, развитию социальных программ, помощи бедным странам. Наши послы Фёдор Емельяненко, Мария Гедес, Лора Фурнье. Работа идёт, и по очень многим параметрам мы опережаем другие виды единоборств. В классической борьбе, например, совсем нет женщин, да и вольная не всегда впечатляет. А женское самбо есть, смотрится красиво и динамично. ММА, кстати, вообще не вид спорта, это организация, которая набрала спортсменов из разных дисциплин. Это шоу, которое нельзя оценивать как вид спорта. Наше министерство спорта его признало, но в моём понимании спорт — это когда есть детские группы, юниоры, взрослые спортсмены. Сейчас же это похоже на то, как собирались гладиаторы с разным профилем в Риме и выясняли, кто из них лучше.

Также по теме


Со сломанной рукой: как Харитонов сдался на последней секунде второго раунда и проиграл Конго в главном бою Bellator 265

В американском городе Су-Фолс завершился турнир Bellator 265, в главном поединке которого Сергей Харитонов досрочно уступил Чейку…

— Есть ли у вас мысли, как увеличить количество турниров и повысить узнаваемость самбистов в мире? Возможно, сделать некий аналог Кубка мира?

— На ближайшем исполкоме FIAS мы рассмотрим вопрос об увеличении количества соревнований. У нас планируется несколько коммерческих турниров, чтобы спортсмены зарабатывали деньги и у них возникал интерес. Всё упирается в финансы. Мы будем возрождать Мемориал Харлампиева, раньше был сильный турнир в Венесуэле, ведём переговоры по поводу него. Хотим сделать соревнования, на которые смогут отбираться только исключительные, лучшие спортсмены мира согласно рейтингу, чтобы у них был стимул путешествовать и состязаться, как в других видах спорта. Это же касается и пляжного самбо, в котором спортсмены могут состязаться хоть каждую неделю.

— 23 октября Фёдор Емельяненко, возможно, проведёт свой последний бой и завершит карьеру. Не задумывались ли вы о том, чтобы включить его в руководство федерации или даже предложить его на пост главы организации?

— Фёдора я очень уважаю, это известный борец, я ещё помню, как он начинал свою карьеру в конце 1990-х. Это замечательный человек, которого хорошо знаю. Но каждый раз, когда он говорит, что это его последний бой, я знаю, что это не так. Конечно, мы были бы рады видеть его в руководстве федерации. Емельяненко и так представляет нас как посол, но у него и помимо хватает дел, своя организация — Союз смешанных боевых единоборств ММА России. Не знаю, будет ли он готов разрываться на два фронта. В любом случае, пока такого разговора у нас не было.

Читать  В Бердске на карантин закрыты пять классов и группа детского сада

— Какие у вас планы в отношении Кубка президента FIAS, который состоялся в минувшие выходные?

— Этот турнир будет проходить только в Санкт-Петербурге, потому что он является наследником турнира памяти Ивана Васильева. Сюда с удовольствием приезжают и наши спортсмены, и иностранцы. В других городах будет значительно сложнее что-то организовать на столь высоком уровне. К тому же мне бы хотелось закрепить соревнования за Питером в знак уважения. Именно здесь выступало много талантливых спортсменов в советские годы, которые выигрывали первые чемпионаты СССР. Причём многие из них позднее становились известными людьми.

— Планируете ли расширить программу турнира?

— Посмотрим, всё упирается в финансы. На чемпионатах мира у нас 27 категорий, в каждой есть свой призовой фонд, плюс организация и расселение. Это приличные деньги. Сейчас хочется посмотреть на итоги тестового турнира и организовать схожие женские соревнования. Боевое самбо у нас будет в последнюю очередь, потому что у него другие перспективы. Если спортивное самбо бьётся за включение в программу Олимпийские игры, то боевое — за признание в ММА. Мы думаем над различными вариантами проведения. Мне нравится, когда существует постоянный график соревнований и привязка к зрителю.

— После постоянного признания МОК появилась ли у спонсоров заинтересованность к виду спорта? И способны ли инвестиции повлиять на дальнейшее развитие самбо?

— Да, становится легче, потому что раньше у нас были непонятные перспективы, никто не знал, что с нами будет. Сейчас же люди понимают, что мы уже на пороге включения в программу. В основном нас спонсируют те, кто сам занимался самбо или был близок к тому, чтобы пойти по этому пути. Наш генеральный спонсор «Роснефть» в принципе поддерживает спорт, с ним мы проделали весь путь от нуля и разделили сегодняшний успех, а с недавних пор у нас появился ещё один официальный партнёр — Банк ВТБ. Возможно, с ростом популярности появятся и другие «крупные рыбы».

— Вы были спарринг-партнёром Владимира Путина. Расскажите, какой он на ковре?

— Он очень разносторонний человек, сейчас увлекается и горными лыжами, и хоккеем. Начинали мы все вместе с самбо, потому что раньше ещё не было дзюдо. Он был технически грамотным, тактически правильно выстраивал схватку. Главное, у него была огромная сила воли, как это и должно быть у спортсмена. Всё это присутствовало в достаточной степени. Путин выступал на соревнованиях, показывал высокие результаты, но на каком-то этапе принял решение, что будет учиться на юридическом факультете. Возможно, самбо и дзюдо потеряли великого спортсмена, но зато страна нашла великого президента. Кстати, Путин является почётным президентом Международной федерации самбо.





Источник

Оцените статью
Новости на Optimus News